"БРАТСТВО"


КРОВАВЫЙ СЛЕД ПАПИЗМА

 

Рассматривая исторические факты, связанные с  событиями русского раскола 17-го века, нельзя не увидеть четкий след Ватикана.

 

Как известно, вдохновителем и организатором   воровского собора 1666/67 гг., был   греческий "митрополит" Паисий Лигарид. 

 

Паисий, в мире Панталион, Лигарид родился на острове Хиосе, воспитывался в Риме под руководством иезуитов в тамошней коллегии, основанной для греков. По окончании учения возвратился было на родину с мыслию о распространении римской веры, но вскоре переселился в Молдовлахию и сделался дидаскалом ясского училища. Здесь умел понравиться Иерусалимскому патриарху Паисию, поступил в его свиту и в 1650 г. принимал участие в известном "Прении о вере с греки" старца Арсения Суханова. По возвращении в Иерусалим патриарх Паисий постриг Лигаридия, или Гордия, 16 ноября 1651 г. в храме Воскресения Христова в монашество, назвав Паисием, и отдал его под начало находившемуся тогда в Иерусалиме старцу Арсению Суханову. Тот же патриарх не замедлил возвести своего соименника Лигарида в сан митрополита Газского[1].

 

На сегодняшний день, имеются достоверные данные о том,  что Паисий Лигарид состоял на службе у римского папы. Например, патриарх Константинопольский Дионисий так охарактеризовал Лигарида: Паисий Лигарид - лоза не константинопольского престола, я его православным не называю, ибо слышу от многих, что он папежник, лукавый человек[2]. В Трудах пятого съезда Академических Организаций за границей эмигрант профессор историк Е. Шмурло опубликовал сведения, извлеченные из католических источников. Из них следует, что Паисий был рукоположен в священники униатским епископом Рафаилом Корсаком в Риме 31 декабря 1639 года. В Риме Лигарид вел себя все время, как добрый униат, таким его там и считали, да и при поступлении в школу он был записан как сын родителей, исповедующих унию по греческому обряду и сам, как крещенный по такому же обряду (ч. I Трудов. С. 537).  По заданию Ватикана он поехал на Восток с целью пропаганды унии. 28 марта 1643г. он писал секретарю Пропаганды Инголи: Бог свидетель, с моей стороны сделано все для возвеличивания и прославления Римской церкви ( Там же. С.566). В 1644 г. Константинопольский Патриарх Парфений II отлучил Лигарида от Церкви, к которой он никогда и не принадлежал. Однако,  14 сентября 1652 г. Иерусалимский Патриарх Паисий посвятил его в митрополиты. Тем не менее, в 1668 году иерусалимский патриарх Нектарий писал к русскому царю: Даем подлинную ведомость, что Паисий Лигарид отнюдь не митрополит, не архиерей, не учитель, не владыка, не пастырь, потому что столько лет как покинул свою епархию и, по правилам св. отец, архиерейского чина лишен. Он с православными православен, а латины называют его своим, и папа римский берет от него ежегодно по двести ефимков[3]

 

В это время Лигарид с подложными грамотами прибыл в Москву. Нам остается лишь догадываться каковы были его подлинные цели и что его связывало с царем Алексеем Михайловичем. Выполнял ли он задание Ватикана или же действовал по своей личной инициативе из корыстных побуждений? Был ли у Алексея Михаиловича тайный политический сговор с Римским папой, или ему просто не на кого было опереться в борьбе с Никоном? Какой интерес имел Ватикан в реформе православной Церкви? На эти вопросы, мы, пока, не можем дать утвердительный ответ. В данном случае для нас важно другое -  католик Паисий стал во главе русских церковных дел, и в Москве на это посмотрели сквозь пальцы![4]  

 

Этому ловкому и изворотливому греку было поручено дело Никона. Он заявил, что Никон "должен быть проклят как еретик", и что для этого нужно созвать в Москве большой собор при участии восточных патриархов.  Для суда над Никоном и рассмотрения других церковных дел связанных с реформой богослужения царь Алексей в 1666г. созвал собор, который был продолжен и в следующем, 1667 году. На собор прибыли восточные патриархи - Паисий Александрийский и Макарий Антиохийский. Как потом оказалось, они сами были низложены со своих престолов собором восточных иерархов и поэтому не имели канонического права решать какие-либо церковные дела, тем более, в чужой стране.

В Москву понаехало множество украинских и греческих монахов, учителей, политиков и разных дельцов. Все они были в различной степени пропитаны католицизмом, что не помешало им, а может быть, даже и помогло, приобрести большое влияние при царском дворе. Паисий Лигарид, продолжая дело митр. Исидора, вел в это время переговоры с католическим Западом о соединении русской Церкви с римской. Он пытался склонить к этому и восточных патриархов. Русские же архиереи, памятуя о печальной судьбе епископа Павла Коломенского и прочих оппозиционеров, были во всем послушны царю. В такой духовной атмосфере и состоялся собор сыгравший роковую роль в судьбах Церкви и русского народа. Расправившись с Никоном, собор одобрил книги новой печати, утвердил новые обряды и чины и наложил страшные проклятия и анафемы на старые книги и обряды. Двуперстие собор объявил еретическим, а троеперстие утвердил. Проклял тех, кто в символе веры исповедует Духа Святаго Истинным. Проклял и тех, кто будет совершать службу по старым книгам. В заключение собор изрек: "Если кто не послушает нас или начнет прекословить и противиться нам, то мы такового противника, если он - духовное лицо, извергаем и лишаем всякого священнодействия и благодати и предаем проклятию; если же это будет мирянин, то такового отлучаем от св. Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа, и предаем проклятию и анафеме как еретика и непокорника и отсекаем, как гнилой уд. Если же кто до самой смерти останется непокорным, то таковой и по смерти да будет отлучен, и душа его пребудет с Иудой-предателем, с еретиком Арием и с прочими проклятыми еретиками. Скорее железо, камни, дерево разрушатся, а тот да будет не разрешен во веки веков. Аминь".  

Эти ужасные проклятия возмутили даже самого Никона, привыкшего проклинать православных христиан. Он заявил, что они положены на весь православный народ и признал их безрассудными, а о пресловутом газском митрополите дал следующее свидетельство: Главный враг мой у царя - это Паисий Лигарид; царь его слушает и как пророка Божия почитает; говорят, что он от Рима и верует по-римски, хиротонисан дьяконом и пресвитером от папы, и когда был в Польше у короля, то служил латинскую обедню. В Москве живущие у него духовные греческие и русские рассказывают, что он ни в чем не поступает по достоинству святительского сана, мясо ест и пьет бесчинно, ест и пьет, а потом обедню служит[5].

 

Чтобы заставить русский благочестивый народ принять  реформу, собор указал подвергать ослушников соборных определений тягчайшим казням: заточать их в тюрьмы, ссылать, бить говяжьими жилами, отрезать уши, носы, вырезывать языки, отсекать руки. Все эти деяния и определения собора внесли еще большую смуту в умы русских людей и усугубили раскол.

 

Современная новообрядческая церковь на поместном соборе в 1971 г. признала ошибку, сделанную бывшим патриархом Никоном и собором 1666-67 гг., приведшую к трагическому разделению русского народа, и засвидетельствовала, что старые обряды для нее "равночестны и спасительны", а клятвы были положены "не по доброму разумению". И как итог: реформы "не имели ни канонических, ни исторических оснований" Но, к сожалению,  сам факт неканоничности собора 1666-67гг. ( в деяниях которого принимали участие лже-митрополит и папежник Паисий Лигарид и два запрещенных патриарха) даже не рассматривался. И, уж тем более, не было даже речи о раскаянии в грехе раскола

И.Н. Наговицын


 

[1] м. Макарий. История Русской церкви. Том 5. Отдел 2, гл.2, п.1.

[2] С.М.Соловьев. История России с древнейших времен. Т.11, гл.4

[3] С.М.Соловьев. История России с древнейших времен. Т.12, гл.5

[4] Н.И.Костомаров. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Отд.2, гл.4

[5] С.М.Соловьев. История России с древнейших времен. Т.11, гл.4.


- [Главная] [Статьи] [Гостевая] [Ссылки] -


Hosted by uCoz