"БРАТСТВО"


О сознательном чтении в храме

Пост, милостыня, молитва - все это не цель жизни христианина, а лишь средства к достижению Царства Божия. От природы человеку вложена душа разумная, а потому мы, истинные христиане, в понятие поста, милостыни и молитв должны вносить как можно больше смысла и глубокого содержания.

Между тем громадное большинство наших христиан понимает пост, милостыню в молитву не внутренне, не духовно, а внешне, телесно. Постятся телом, а не душой. Не едят мяса, рыбы, не пьют чая, воздерживаются от вареной пищи, но не заботятся о воздержании от злобы, обманов, ненависти, лжи, клеветы, корыстолюбия и других пороков. Милостыню творят также внешне, для виду, из соревнования с другими подающими меньше, и для удовлетворения своего превратного мелкого самолюбия, часто для получения чинов и орденов, а не скромно, по-евангельски, так, чтобы левая рука не знала, что делает правая. Ходят в храм большей частью для того, чтобы выполнять все, что полагается по уставу, чтобы сказать, что службу отстоял. Читают небрежно, скороговоркой, гнусаво, часто по-козлиному", себе под нос, не выразительно.

Но ведь это не молитва, это только отбывание установленной повинности! Есть ли какая-нибудь польза для души от такого поста, милостыни, молитвы? Конечно, нет ничего кроме соблазна и обмана себя и других. Поступающие так люди становятся еще более лживыми, лицемерными, гордыми и в детях воспитывают те же лживость, лицемерие, гордость.

Молитва как средство и путь к спасению, должна быть совсем иной, а именно сознательной, вдумчивой, искренней и благоговейной. Что же для этого нужно? Прежде всего, необходимо, чтобы чтение в храме было внятное, громкое, выразительное. Чтец не должен забывать, что он читает не для одного себя, а для всех предстоящих и молящихся. Для достижения выразительности нужно, чтобы чтец понимал все то, что он читает. Не могут его понимать молящиеся, когда он сам не понимает прочитанного, читает небрежно, как-нибудь, для того только, чтобы прочесть и представляет из себя не сознательного и вдохновенного чтеца, а говорильную машину. Святые боговдохновенные слова, в которых заложено так много высокого, прекрасного, неземного, совершенно бездельно исчезают как для чтеца, так и большинства молящихся.

А ведь при желании очень легко установить правильное чтение, несравненно легче, чем стройное пение. Мастера и мастерицы, обучающие чтению наших детей, приучают их со школьной скамьи к механическому беглому чтению славянских слов и ничего не дают для их уразумения, так как и сами совершенно не знают славянского языка. Слова: абие, выну, кустодия, голоть -для них пустой звук. По мере открытия у нас школ подобное обучение будет отходить в область предания, так как на уроках русского язык может попутно преподаваться и славянский язык. Переводы со славянского на русский разовьют в детях способность понимать прочитанное. Лучшим доказательством этого положения служит сознательное чтение старообрядцев, кончивших курс средней школы, где преподается в течение целого года славянский язык, не считая времени, проведенного зачтением и изучением памятников древнерусской литературы. Но распространение образования для старообрядцев - дело будущего, хотя может быть и недалекого.

Что касается организации у нас стройного пения, то в этом направлении в некоторых приходах уже кое-что сделано, и мало-помалу налаживается. Чтение же остается в прежнем ненормальном положении.

Что же нужно сделать теперь для развития школьного дела, чтобы завести в храмах правильное, толковое, сознательное чтение? Необходимо между всеми лицами, занимающимися обучением церковно-славянскому чтению, и всеми чтецами распространять славяно-русские словари, чтобы как учитель чтения, так и всякий интересующийся всегда мог узнать значение каждого встречающегося непонятного слова[1]. Кроме этого обязательно принять за правило, чтобы накануне каждого праздника устраивались подготовки к чтению, и чтобы чтецами выступали не случайные люди, а лица, заявившие раньше о желании читать и присутствовавшие на подготовке.

Подготовки эти будут отнимать два-три часа времени в неделю и должны происходить так: у священника или уставщика должны находиться лучшие переводы священного Писания и богослужебных книг и большой славянско-русский словарь. Всякий желающий читать в храме необходимо должен ознакомиться с русским переводом апостола, канона, кафизмы, паремий, соответствующих празднику, чтобы хорошо понимать прочитанное. После этого он должен прочесть несколько раз по-славянски до тех пор, пока без ошибки и выразительно не прочтет, с соблюдением всех знаков препинания.

И только тогда, когда чтец будет хорошо понимать, что он читает, у него откроются уши слышать, и он осознает, какая богатая сокровищница мысли, чувства и красоты была скрыта от него за непонятными словами. А когда он постигнет все величие содержания, он уже перестанет быть говорильной машиной, а будет вдохновенным горящим пламенем души христианином. Тогда он будет присутствовать в храме не телом только, но и душой. И вот такая-то молитва будет истинной и для него, и для, остальных молящихся.

Святые слова, сказанные с чувством, выразительно, внятно, невольно заставят слушателей проникнуться их смыслом, а от этого огромная душевная польза. Все молящиеся сольются в одно целое, в один вопль к Богу, забудут на время молитвы про землю, ее суеты и печали, и вознесутся мыслью на небо с тем, чтобы оттуда взять веры, надежды и любви для земной жизни.

Вот как следует читать и как не трудно достигнуть сознательного чтения, если найдется в приходе хоть один человек, пожелавший на себя принять руководство подготовкой. А ведь, действительно, дело замены мертвого чтения живым, монотонного и бестолкового выразительным стоит того, чтобы над ним подумать и потрудиться. 

К. Рубанов


 

[1] Например, большой словарь церковно-славянского языка Дьяченко.


- [Главная] [Статьи] [Гостевая] [Ссылки] -


Hosted by uCoz