"БРАТСТВО"


Сколько стоит спасение?

"Туне приясте, туне дадите" (Мф.34зач.).

Дух коммерции, захлестнувший Московскую Патриархию, начал потихоньку, но весьма настойчиво стучаться в двери русского старообрядчества. И хотя он не приобрел еще размаха эпидемии, думается,  что им все же нужно заниматься, ибо лучше предупредить болезнь, нежели в последствии, когда она поразит весь организм, с ней бороться.

Проблема же такова: не редкими стали примеры, когда за совершение таинств и треб священнослужитель назначает  и требует определенную плату, извращая тем учение Спасителя о Церкви как о единой братской семье, и о дарах Духа как о дарах доступных каждому достойному православному христианину беспрепятственно и бесплатно. Ибо  священник не торговец и не хозяин благодати, преподаваемой Церковью, он лишь слуга и посредник, по установлению Божьему, между Духом и человеком, хозяин же и истинный распорядитель благодатных даров - Господь. Об этом напрочь забыли новообрядцы, поправ постановления своего же Синода: "Вознаграждение духовенства за исполнение церковных и приходских треб состоит в доброхотных даяниях  прихожан, и священнослужители, уличенные в вымогательстве платы за преподание треб, отрешаются от мест и низводятся в причетники до раскаяния и исправления" (Указ Синода от 11.12.1886г.). Постепенно об этом забывают и старообрядцы, хотя, например, древлеправославные также имеют на это соответствующее определение своего Собора: "Члены причта при совершении треб должны довольствоваться одними доброхотными даяниями от прихожан, а не прибегать к разным обложениям и вымогательствам" (Деяния Хвалынского Собора 1925г., с.90, 43пр.). Неужели эта волна нечестия захлестнет христианство?

    Отцы VI Вселенского Собора назвали торговлю освящением Духа симонией: "Благодать не продается, и мы не за деньги преподаем освящение Духа, а нужно преподавать достойным дара без всякого расчета. Если же кто-нибудь из числящихся в клире окажется требующим чего-нибудь тот да будет извержен, как ревнитель Симонова коварства" [Деян.23пр., с.281]. Если кто вздумает утверждать, что правило сие лишь о причастии, а не о таинствах вообще, тот пусть вспомнит слова блаженного Павла апостола: Дары различны, но Дух один и тот же; и служения различны, а Господь один и тот же; и действия различны, а Бог один и тот же, производящий все во всех. Но каждому дается проявление Духа на пользу Все же сие производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно (1Кор.12.4-11). Как видим, Апостол утверждал, что разницы между освящением Духа, преподаваемом в виде того или иного дара, в том или ином таинстве, нет. И действительно, если истребование мзды за преподавание освящения Духа в причастии и рукоположении является страшным злом, то разве меньшим злом является подобная торговля другими дарами? Разве в Крещении не преподается освящение Духа или оно не преподается при Венчании, или при каком другом из таинств, или может при этом действует какой-либо другой дух? А если Дух всюду один и тот же, то, как же можно дерзать, бесцеремонно нарушать Его установления и назначать на Него цену? Неужто суждено на нас сбыться пророчеству Исаии о пастырях-наемниках: Псы, жадные душею, не знающие сытости; и это пастыри бессмысленные: все смотрят на свою дорогу, каждый до последнего, на свою корысть (Ис.56.10). Неужто забыли мы, что "корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям" (1Тим.6:10), и что человекам Божиим сего нужно всячески удаляться?

    Возразит кто, что он не себе берет деньги сии, но для Господа, тогда спросим мы его: "нужны ли Богу такие деньги?". Разве, где в Писании сказал Господь, что нуждается в подобном мздоимстве, или кто из отцов учил нас этому? Нет, напротив, Спаситель заповедовал нам всяческую нестяжательность и бескорыстие провозглашая: "Туне приясте, туне дадите" (Мф.34зач.), подобно и отцы, толкуя слова Господни, призывали нас к бескорыстию говоря: "Ничто так не приличествует учителю, как смирение и нестяжательность. Поэтому эти две добродетели показывает здесь, когда говорит: "даром получили, даром давайте". Не превозноситесь, имея такие блага и раздавая их, потому что вы получили их даром и по благодати. Но при смиренномудрии будьте и нестяжательны: "даром, - говорит, - давайте" (Блаж. Феофилакт Болгарский).

    По поводу того, что  "деньги взимаются для Господа", уместно также вспомнить судьбу Иуды Искариотского, он тоже "пекся" о Господе: "Мария же, взяв фунт нардового чистого драгоценного мира, помазала ноги Исуса и отерла волосами своими ноги Его; и дом наполнился благоуханием от мира. Тогда один из учеников Его, Иуда Симонов Искариот, который хотел предать Его, сказал: Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим? Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали" (Ин.12.3-8). В итоге мы помним, что этот "попечитель нищих" стал христопродавцем! Блаженный Феофилакт Болгарский, перефразировав Евангелие, вложил в уста Иуды следующие слова, как бы обращенные им к Марии, сестре Лазаря Четверодневного: "Почему принесла ты не деньги, из коих мне бы можно было украсть, а миро?". Так же и ныне, пастырь-наемник, как бы вопрошает приходящего к Церкви: "Ты принес свою душу, как благовонное миро в жертву Святому Духу? Отлично, заплати определенную мной сумму денег, и я допущу тебя к Господу".

    Разве о Господе мы заботимся, когда нарушаем Его постановления? Нет, о себе, ибо деньги мы тратим на собственное благосостояние, так как, если бы деньги сии шли на дела Божии, то слава бы Церкви Христовой гремела бы от одного конца вселенной до другого! Пока же гремит другая "слава" сколько у священника этажей в доме, да на какой по счету машине он ездит. "Страшно, истинно страшно сребролюбие, - пишет Златоуст. Оно закрывает глаза и уши, делает свирепее зверей, ни позволяет думать ни о совести, ни о дружбе, ни об общении, ни о спасении собственной души".

    Как вообще могло придти нам в голову назначать за таинства какую-то сумму? Ведь в них человек получает спасение, а все богатства мира не стоят одной, спасенной души, то есть купить спасение нельзя даже за все сокровища мира, и лишь Бог дает его просто, даром и с избытком.

    Только задумаемся, братья, что можем сделать мы, выставив благодать на продажу! Человек приходит в Церковь, желая найти здесь единую, дружную, братскую семью детей Божиих, а его с порога обирают. Что сделает он в этом случае? Он или уйдет разочарованным, думая в себе: "Ну вот, в миру грабят и в Церкви грабят, в миру все продается и все покупается и в Церкви тоже", или решит, что спасение значительно проще, чем он думал: "Ты всего лишь заплатил и получил сполна!". В первом случае, он пополнит ряды сектантов, найдя у них то, что настойчиво и глупо начинаем истреблять у себя мы любовь, а во втором случае, он просто станет обыкновенным прохожанином, думая, что, заплатив, он уже ничего не должен. И мы, потакая им в этом, получается, думаем также, что для спасения нужно лишь купить Крещение и Погребение. Забыта ныне мудрость Псалтыри: "Брат не избавит, избавит ли человек? Не даст Богу измены за ся, и цену избавления души своея" (Пс.48).

    Посмотрите, как разрослись секты! Посмотрите, как вырождаются православные христиане! Мы так привыкли к антицерковному термину "приход", что давно уже, без всякой боли в сердце, предпочитаем его возвышенному и строго церковному понятию "община" Ведь поэтому, среди нас редко можно услышать обращение "брат" или "сестра". Мы разобщены, лишены любви, из-за этого и относимся к каждому, пришедшему в Церковь, человеку фактически безразлично, считая себя сыном Божиим, а его, случайно в Церковь попавшим.

    Задумаемся, братья, даже не о настоящем, а о возможном нашем будущем. Если нынче же мы не поставим надежный предел этой духовной заразе, то, пустив корни, она превратит нас в столь же аморфную обмирщенную структуру, как и Московский Патриархат. Вспомним, что Бог Сам приносит в Церковь столько средств, сколько в них есть нужды, располагая сердца христиан для доброхотного подаяния. Задача же священника - непрестанно проповедовать Евангелие и безвозмездно окормлять своих братьев в вере таинствами Святой Церкви, а об Ее постоянном благосостоянии печется Сам Господь, и поверьте, если мы будем честно нести иго Христово, то нам не надо будет заботиться ни о своем завтрашнем дне, ни о завтрашнем дне Церкви, день сам позаботится о себе.

 

Святии безсребренницы, молите Бога о нас!

 о.Андрей Марченко

 

 


- [Главная] [Статьи] [Гостевая] [Ссылки] -


Hosted by uCoz